Рубрикатор

Конец Света и Тьмы

Конец Света и Тьмы

 

 
- Я напишу об этом удивительном эксперименте повесть. Повесть о тех героях, которые пожертвовали своим бессмертием. Я был на связи, и вы видели, я же всё пережил. И это страшно, скажу я вам...
 
Картинка на экране становилась всё слабее, голос таял в эфире почти полного несуществования.

- Почему Командор?.. Мы теряем лучших своих сыновей... и теряем навсегда.

- Они добровольцы и знали, на что идут - ответил Командор своему напарнику.

- Что мы не учли?.. Ведь мы пришли сюда с благими намереньями?
 
Командор не ответил. Он думал, как же так получилось, вроде учтено всё, но всё срывается. Самое неприятное было то, что он не видел противника, он его не понимал. Давно-давно, он уже и не помнил когда и кто открыл эту Жемчужину дикой первозданной красоты. Никто не знал, как она попала в глубины столь недоступные для всех Городов Кольца Света. С более Высших Миров передали, что вероятно это замысел самого Творца Изначального, которого так же никто и никогда не видел. Это знать было непозволительно, так как противоречило его исчерпаемости и непостижимости, а значит ограничивало. Ограничение, как считалось, лишало всё Сущее жизни.

Но кто-то когда-то нарушил правила жизни Сущего. Вместо того, чтобы стремиться к единению в Высшем с Творцом, которого никто и никогда не видел, решил понять - где кроется источник жизни всего Сущего. А чтобы это понять, следовало углубиться в глубины космоса. Углубляясь в глубины, в его самые потаённые низкочастотные слои и была открыта эта изумительная планета. По всем вычислениям Синклитов, так себя называли соратники Командора, в этих октавах Сущего не могло быть никакой жизни. Но, как оказалось, здесь была обнаружена не только жизнь, она просто кипела среди безжизненного пространства и была неисчерпаема.
 
Более того, формы жизни этой планеты просто воспроизводили все формы, существующие во вселенной и даже более. Он сам жил на этой планете и видел тысячи, сотни тысяч форм жизни, которых он никогда не видел и не понимал их образ жизни.

Конечно, разума на планете не существовало. Самое сознательное существо - это некая особь животного мира, но их сознание было настолько примитивно, что не бралось в расчёт. Более того, аборигены были неуправляемы и подлежали полному уничтожению, сбросу в глубины Аида, как вид животного царства. Но, уничтожая аборигенов, исчезала и планета, которая стала уже для Городов Света неисчерпаемым источником энергии. При сбросе аборигенов в глубины Аида, планета уплотнялась ещё более, создавая условия для жизни этих аборигенов. Было понятно одно, что аборигены каким-то образом связаны с ней и эта связь неразрывна.

Много раз Синклиты пытались проникнуть на планету в своём истинном виде, но это было невыносимо, как если бы сжать свои тела до уровня микроба. Учёные мужи Городов Света создавали аппараты для пребывания на планете, но любые аппараты просто замирали, превращаясь в камень, или разваливались, не достигнув цели.
 
Тогда они создали генетических клонов по образу и подобию своему, но попав на эту удивительную планету, сознание покидало эти существа, и планета просто избавлялась от них, как от ненужного хлама. Так погибли многие существа, созданные в Городах Света, но что было самое удивительное, планета за короткий промежуток времени воспроизводила подобные виды этих существ в более безупречной форме. Правда сознанием они не блистали, но формы этих существ были идеальны, и пополняли своей безупречностью все царства природы планеты.

- Командор!.. смотри, что-то меняется. Жемчужина начинает проявляться в более высоких октавах... - вывел из задумчивости Командора его напарник, который с восхищением смотрел на экран, на котором будто всплывала из невидимости Жемчужина изумительной красоты. Она сияла всеми красками, которые он когда-либо видел вообще.

- Поставить тройное кольцо Пламени - быстро сориентировался Командор.
 
Вокруг планеты мгновенно появилось два кольца, которые своим вращением образовали тройное кольцо Пламени холодных тонов, и Жемчужина начала входить в глубину этого пламени. Но холодные Пламёна кольца соприкоснулись с горячим пламенем планеты. Командор приказал увеличить напор холодных Пламён Высших Сфер Кольца Света. Горячий огонь планеты цвета Червоного золота стал краснеть всё более, наполняясь тёмными оттенками, в иных случаях вспыхивая свинцовыми языками пламени, прожигая в кольцах трёх холодных Пламён целые туннели, в которые попадали Сферы так называемого Тонкого мира, исчезая там бесследно.

Командор понял, что далее вознесение планеты немыслимо и грозит большими бедами для всех Городов Света. Что это?.. Будто планетой кто-то управляет невидимый, но могучий настолько, что вся сила Городов Света бессильна. И он признал своё поражение на этот раз и приказал поставить белый огненный щит, чтобы красный свет отразился, и планету бросило обратно в октавы недосягаемости. Но!.. что это?.. планета и не думала отступать. Как только кольцо трёх холодных Пламён исчезло, и появился Серебряный Щит вокруг планеты, она начала разрушать свои огненные горячие слои, которые клочьями уходили куда-то в глубины Сущего, и оттуда напоминали о себе небольшими искрами огня и лёгким мерцанием. И вот она, уже очищенная, будто искупалась в родничке живой водицы, во всей своей красе проявилась перед Серебряным Щитом сферической формы, замерла на мгновение, как на подиуме, красуясь собой.

Все, кто видели, были очарованы этой красотой, такой прекрасной и такой опасной. Всё замерло. Казалось, что полностью остановилось течение времени. Во всей вселенной появился на грани исчезновения звука звон. Он был так высок по звучанию, что почти не ощущался, а только чувствовался. И!.. далее произошло что-то немыслимое... Планета вспыхнула миллионами лучей ярко белого цвета, которые от соприкосновения с Серебряным Щитом, поставленным Синклитами вокруг планеты, вспыхивали алыми искрами, которые порождали, каждая искра, уже тысячи алых лучей, прожигая Серебряный Щит, как бумагу. Действовали красные лучи по принципу... проникали в глубину Серебряного Щита и взрывались внутри ещё тысячами лучей более плотных тонов, разрывая и поглощая серебряную защиту.

Командор запросил помощи Драконов, которые появились немедленно в пределах видимости. Настроены они были решительно, понимали, что вот-вот Жемчужина выйдет в зону досягаемости для них, понимали, что как только она выйдет во второй уровень октав Света, они смогут активировать к жизни своих братьев, рискнувших в древние времена остаться на планете и застывших на веки. Ещё немного... Кристаллические решётки Света должны были в одно мгновение охватить планету, она просто попадёт в эти ультрафиолетовые сети, как муха в паутину паука.

Но планета вдруг рассыпалась на тысячи двойников, таких же очаровательных и прекрасных. И тут опытный Командор не выдержал и приказал бросить весь флот в атаку, чтобы захватить мятежную планету в сети Света. Драконы так же не выдержали напряжения и бросились к планетам двойникам, пытаясь найти среди них ту, единственную, но двойники лопались от соприкосновения, а Драконы замирали в виде бесформенных камней и уносились в темноту пространства , пытаясь приткнуться к какой-либо звезде и обрести свою орбиту, чтобы не сгинуть бесследно в глубинах чёрных дыр. И было их тысячи. Командор приказал прекратить атаку, так как понял, что они уже давно бьются сами с собой, со своими отражениями и отражениями Жемчужины, теми, что отразились в каждом осколке расколотого Серебряного Щита, а было этих осколков тысячи.

Где же Жемчужина и кто ею управляет? Она, словно смеясь, появилась на экране на пределе видимости, и он увидел!.. Он увидел лицо обыкновенного аборигена и его серо-голубые глаза, по-детски наивные с озорными горящими огоньками. А рядом другое лицо... лицо девы и в них он увидел саму Любовь и Радость, но эта любовь не к ним или кому-либо, это любовь друг к другу. Этого он никогда не понимал, не понимал, как можно использовать так неэффективно высочайшую энергию всех миров и вселенных. Он не понимал самой основы силы жизни на этой планете... Любовь мужского и женского начал друг к другу, которая и порождала всё разнообразие жизни, он не понимал, вообще, разницу между этими особями. И!.. всё исчезло. Тьма космоса скрыла Жемчужину и эти по-детски наивные лица аборигенов, которых даже в расчёт не брали, ибо они были всего-то мутировавшими микробами, а не разумными существами. 

------------------------------------

- Найди мне этих аборигенов, Круг, через свои
импланты.

- Но у них нет имплантов. Если бы они были, станция давно бы зафиксировала их.
 
Командор задумался... как же так получилось, что кто-то смог избежать их сети матриц. Матрицы созданы на всю вселенную, как и на каждую её часть, по образу и подобию, и в ней всё может развиваться и жить только согласно этого кода.

- Не всё Командор. Только то, что не принадлежит этой планете. Она сама вне матрицы и сколько мы не пытались, не смогли её имплантировать, - заговорил опять Круг, будто прочитав мысли Командора, - здесь мы можем воздействовать только на свой имплантированный вирус (клонов) и методом прямого уничтожения и обмана, что есть непозволительное нарушение законов.

Командор не ответил. Он молча сидел и размышлял о том, кто написал эти законы и когда. Этого не знал и не помнил никто во всех Городах Света. И всё-таки он очень хотел вспомнить. От напряжения мыслей стало дурно, сознание поплыло в каком-то лёгком тумане несуществования, и вдруг он чётко и ясно увидел аборигена с серо-голубыми глазами. Только он теперь не был маленьким, он одними глазами занимал всё пространство вокруг. И опять с ним рядом находилась та самая самка, которую он увидел первый раз.

- Кто ты?.. будто знаю я тебя... - непроизвольно прошептал Командор.
 
Ответа не последовало. Вместо ответа он чётко и ясно увидел сюжет жизни этих аборигенов... или не этих, а других, но то, что это были те же глаза, он не сомневался, глаза, в которых отражалась вся вселенная, а не только то, на что они смотрели. Под этим взглядом он, сильный, не знающий поражения в космических битвах с Силами Тьмы, чувствовал себя маленьким и беззащитным. Но почему?.. почему?.. почему?..
                ---------
 
362575-3-kak-ponyat-chto-paren-vlublen.jpg

 



На лавочке в парке сидели, обнявшись, девушка и парень. Она молча смотрела на звёзды, такие далёкие и такие близкие. Казалось, что стоит протянуть руки и звёздочка сама упадёт в них. Юноша видел её сверкающие и влюблённые глаза, тихо говорил... говорил:

- Я люблю тебя!.. Люблю всю!.. Так сильно, что моё сердце вот-вот разорвётся на части... Ты меня слышишь?

Девушка молча кивнула, ей было приятно слышать его слова, она просто тонула в них...

- Хочешь, я подарю тебе вечность?.. всю вселенную?..
 
Девушка ласково посмотрела на парня:

- Глупенький, вечность нельзя подарить, вечность доступна только богам.

- Нет! Если это вечность, значит она доступна должна всем.

- Но боги никогда не позволят достигнуть её.

- Тогда придётся убедить их в этом.
 
Девушка развеселилась, её рассмешил серьёзный тон своего любимого, будто он действительно бросает вызов богам, хоть она и сама почему-то не сильно их боялась. Она просто ещё сильнее прижалась к нему. В этот момент она была бесконечно рада тому, что не какой-то бог, а милый и родной человек рядом, что он любит её, а она его, за то, что он есть на свете.

- Почему ты молчишь? Планы строишь, как богов будешь убеждать?

- Нет, - серьёзно ответил юноша, - потому что я люблю тебя так, что слов не хватает...

- Ты забыл, что обещал мне вечность. - Девушка даже замерла от произнесённых слов, ведь она не понимала, чувствовала приближение чего-то неизведанного...

- Нет, не забыл...
 
Парень ничего не стал говорить, а просто встал, не отпуская руки девушки, потянул к себе и, чуть наклонившись, ловко поднял на руки. Она не сопротивлялась. Напротив, обняла его за шею. Её глаза выражали ожидание... в них одновременно присутствовала радость и испуг. Всё тело начало колотить мелкой дрожью, но она чувствовала, что и его так же колотит, будто собирает и соединяет их в какой-то общий мир, который открывает им себя и прикрывает от окружающего. Юноша нёс девушку, глядя прямо в глаза. Ему казалось, что если он отведёт взгляд, то что-то случится и они выйдут из своего мира, своей вселенной... одной, бесконечной и только для них двоих.

Будто очнувшись, остановился со своим бесценным грузом, медленно опустился в траву. Молодая трава приятно щекотала ноги девушки, и она уже не хотела, не могла быть разумной, она хотела лишь одного - познать вечность. Губы шептали:

- Милый!.. Милый!.. что ты делаешь?.. а вдруг они видят?..

- Пусть видят, родная моя!.. они боги, они вечны, разве они способны понять прелесть мгновения, блаженство короткой жизни, разве они способны всю вечность и бесконечность собрать всего в одно мгновение?

- Да! Мой любимый!

Юноша крепко прильнул своими губами к её губам, не давая ей больше ничего говорить, гладя её груди, живот, ягодицы, наслаждаясь её девственным трепетом. Да и девушка не хотела больше ничего говорить, они уже оба были не в реальности жизни, а в блаженстве полёта, кропотливо и старательно собирали всю вечность всего в одно мгновение, и вся вселенная в этот момент принадлежала только ему и ей и больше никому. Они не ощущали прелестей окружающего мира, не видели звёзд, так манящим к себе своим лёгким мерцанием, напоминая о бесконечности вселенной, потому что вся эта бесконечная вселенная будто свернулась внутри. Гармония Большой Любви владела ими всецело...
                -------------

- Командор!.. Командор!.. - тряс напарник своего командира.
Он, будто очнулся... что-то случилось, но что, он никак не мог уловить, хоть и пытался всеми силами удержать мысль, но она упрямо куда-то терялась.
«Почему?.. Почему?..» - звучал в сознании вопрос. Эти два, почти не имеющие разума существа, просто и, даже не понимая этого, проникли туда, куда заказан путь всем и во всех вселенных, эти два существа, пусть на мгновение, достигли статуса Бога, который есть Всё, который есть Недостижимое Всё и, более того, превзошли этот статус, они умудрились это Недостижимое, Вечное собрать в одно мгновение, и в следующее мгновение взорвать его на биллионы Творений и вселенных, они свободно проникли в до Начало всех Начал.

Но ведь это конец!.. конец всем законам, всем матрицам, всему тому, что есть, стоит только им понять это. И они великодушно позволили ему пережить все эти ступени?.. Нет!.. не позволили... статус Бога, который есть Всё, и не подразумевает ни чего вне себя. Но!.. он выдержал этот статус?.. он не погиб?.. почему? Он не понимал одной маленькой детали, которая для аборигенов была нормой, и эта деталь - объять бесконечность и вечность не для того, чтобы раствориться в них, а собрать в одно мгновение, то есть, по сути, материализовать в себе и... взорвать великой радостью экстаза.

Командор хотел встать, но сил не было, тело всё ещё трясло мелкой дрожью, еле слышно прошептал:

- Круг, найди мне этих аборигенов, задействуй все силы на планете... 
 
Мысль не слушалась. Не успев появиться, таяла в сознании Бога, который есть Всё, уничтожая ощущение индивидуальности - Я есть. «Надо отдохнуть», - мелькнула последняя мысль, и Командор провалился в сладкий безмятежный сон, чего он себе позволял очень редко.

Как давно он не спал так сладко и так безмятежно. И этот прекрасный сон, который ничем не начинался и нечем не заканчивался, но он был удивительный и, прежде всего, тем, что одновременно переживал состояния всех, кого видел во сне. Он был вне всего, смотрел со стороны, и был тем, кого видел, будто кто-то ему показывает жизнь аборигенов, как вне, так и внутри, а видел он себя в качестве аборигена и его подруги, в виде юноши и девушки, но... они ещё вероятно не знали друг друга... 
                -------------

Раннее утро. Солнце ещё не взошло. Юноша тихо встал, легко оделся и вышел на улицу. Потянулся, посмотрел на последние звёзды, что подмигивали ему с небосвода, будто прощались, уходя в приближающиеся лучи солнечного света. Стояла оглушительная звенящая тишина. Он вышел в огород и быстро побежал в поле, чтобы встретить там восход солнца, наслаждаясь прохладой утренней свежести. Всё было так, как всегда и это было прекрасно. Лёжа на поляне с закрытыми глазами, юноша слушал тишину. Она звенела всеми звуками Пространства и Времени. Он слышал дыхание прошлого и будущего, слышал пение звёзд, летящих с огромными скоростями, так же звуки битв и великих праздников в веках, слышал Радость Любви и Любовь Радости, что звучали в глубинах Пространства и Времени. Вклинивались и чуждые звуки горя и страдания, боли и разочарования, но они исчезали бесследно в радости и любви к неизведанному грядущему дню, что есть вечное мгновение, которое охватывает все Периоды и Времена вечности и бесконечности. 

Не увидел, скорее почувствовал, что кто-то приближается. Приоткрыл глаза и увидел, что метрах в двадцати бежит прямо к нему незнакомая девчонка с широко раскрытыми руками, будто пыталась обнять небо. Она весело смеялась, не замечая ничего вокруг. Вот-вот налетит и... резко остановилась, вдруг увидев незнакомого парня, недоуменно посмотрела и спросила невпопад: 

- Ты что здесь делаешь? Вероятно, ей и в голову не могло прийти, что здесь может быть ещё кто-то кроме нее.
 
Она была в лёгком халате, который был даже не застёгнут пуговицами, только подпоясан. Юноша посмотрел, недовольно поморщился, ответил: 

- Слушаю... тишину... 
 
Девушка удивилась его ответу, почему-то тихо произнесла: 

- Тишину нельзя услышать. 

И он понял, что утро испорчено, выходит, встретил «солнышко ясное», которое точно не даст ему встретить ясное солнышко. Внутри закипала ярость, и он встал, молча подошёл к девушке, взял тихо за ворот халата и дёрнул. Девушка сначала уткнулась ему в грудь лицом, но не ударилась, так как он чуть отступил. Халат широко и свободно распахнулся, оголив маленькие груди. Соски притягивали взгляд, но юноша повернулся и быстро направился с поляны по направлению к дому. 
 
Девушка не ожидала такой наглости от молодого человека, она, вообще не рассчитывала кого-то здесь встретить. В первый миг наглого выпада юноши, она будто оглохла, выпала в какую-то звенящую тишину, только мелькнула мысль: «Наверное, он эту тишину слушал»... но рассудок опомнился и... в девушке одновременно вспыхнуло негодование на дерзкого юношу, стыд, вперемешку с незащищённостью и слабостью перед неожиданностью обстоятельств... и многие другие противоречивые чувства... слёзы от досады вот-вот пойдут из глаз... И в этот момент первый луч солнца пробился на поверхность. Природа взорвалась всеми мыслимыми и немыслимыми звуками и светом. Всё было так неожиданно, что девушка вздрогнула, казалось, каждой клеточкой своего тела и... на какое-то мгновение потеряла сознание, как ей показалось. 

Она вдруг увидела всё сразу, всё, что когда-то происходило во всей необъятной вселенной, всё, что происходит и произойдёт в грядущем - прожила жизнь каждой звезды, планеты, всех людей и животных, каждого деревца, цветочка, камня, океанов и гор во всех Периодах и Временах необъятной вселенной...
                ---------------- 

Командор вздрогнул и проснулся. Тысячи лет он наблюдал за планетой, как и за всем её наполнением. Несколько раз сам проживал жизни этих существ, но почему?.. почему он не помнит ни одного подобного состояния? Он так и не понял, что для этого надо сделать, каким быть? Из задумчивости его вывел голос помощника. Голос ему показался каким-то пустым и липким, не хотелось оборачиваться, не хотелось ничего... 

- Я нашёл его! 
 
Командор встрепенулся, поняв о чём идёт речь, вскочил и быстро подошёл к экрану видеофона, где увидел того самого аборигена. Он был другим, но его глаза!.. их он не мог спутать и из миллионов. Это уже зрелая особь. Абориген сидел за столом и что-то писал. Для Синклитов это действие человека было мало понятно... такой медленный метод передачи информации во внешний мир... - Бери его сетью Света! Круг подошёл к видеофону и начал что-то делать. На экране появилась прямо над аборигеном сеть в виде кристаллической решётки фиолетового цвета. Мужчина не обращал на всё это никакого внимания, да он и не мог видеть эту сеть. Но, приблизившись к аборигену на расстояние вытянутой руки, сеть вдруг вспыхнула и мгновенно исчезла. 

- Невероятно!.. - только и успел воскликнуть помощник, и уже в следующее мгновение лежал на полу, и тупо смотрел на Командора. 
 
На экране, в то же время, события развивались стремительно. К аборигену подошла женщина, по-видимому, его подруга, примерно одного с ним возраста и будто прикрыла его своим существом. Абориген просто исчез, растворился и искрами рассыпался вокруг женщины, взяв её в плотную огненную сферу. Он понимал, что аборигены никуда не делись, они просто вышли, и как ему показалось, почти без усилий, из видимости Синклитов, и никакие приборы не смогли бы их теперь зафиксировать в физическом теле. 

Командор понял, что надо ждать, когда они откроются опять, но это, как он считал, было на руку им, так как будет время хорошо подготовиться. Вдруг «корабль» встряхнуло так, что он потерял на мгновение сознание. Но очнувшись в следующее мгновение, он тупо смотрел на экран внешнего обзора, который охватывал всё по сфере окружающее пространство... Было что-то невероятное... вне корабля не просматривалось вообще ничего, кроме абсолютной и необъятной пустоты без цвета, без звука, без какого-либо движения или даже намёка на это движение. Мёртвая тишина наполняла всё пространство, как вне корабля, так и внутри. Поразительно было ещё и то, что он не видел и своего корабля... он словно растворялся в пространстве полного несуществования.
-------------------

Когда это было? Может в детстве или в его бурных фантазиях? Почему в сознании возникают такие яркие картины далёких и таких близких, но всегда прекрасных, миров? Виктор близко подошёл к Нине и ласково положил ей на плечи свои руки. Почему ему захотелось это сделать?.. не просто положить руки, а защитить, оберечь и наполнить эту, уже немолодую женщину своей любовью, своим присутствием. Нина, почувствовав прикосновение своего любимого человека, обернулась... улыбнулась своей милой детской улыбкой, произнесла:

- Ты не чувствуешь?.. 

- Что?

- Будто кто-то пытается украсть нашу мечту...

- Да!.. но ведь это не мечта, это наша жизнь, а разве можно украсть жизнь?..

- Всё равно, они... - кто бы это мог быть?.. - крадут нашу мечту. Не понимают, что наша мечта и есть наша жизнь...

- Да-а!.. они же не понимают?.. как же я раньше не догадался, не понял это?.. они же не умеют понимать, они не умеют жить... но кто это?.. они...
 
Ему не хотелось думать, не хотелось разбираться, он чувствовал вторжение в своё сознание и в сознание своей любимой. Надо что-то предпринимать, ведь он умеет и знает. За свою, такую короткую жизнь, всего пятьдесят лет, он умудрился прожить тысячи лет... Как интересно!.. всего пятьдесят лет и тысячи?.. а может и сотни тысяч... в течении которых было всё, что есть, было и то, чего нет и не могло быть. Всё, что всегда казалось воображением, мечтой, фантазией, по прошествии лет слилось в единую и неразрывную структуру жизни, потому что они оба никогда не воспринимали жизнь, как последовательность течения времени в картинах неких событий выходящих одно из другого. Свою жизнь они воспринимали скорее, как набор событий жизни, сотканный из множества разнообразных мгновений, в которых любая фантазия, мечта, воображение наполняли жизнь яркими красками, многосторонним и насыщенным смыслом существования.

Сверху над головой Виктор почувствовал давление и чутьём понял, что нечто пытается накрыть их какой-то сетью, сотканной из невидимых, но мощных лучей. Интересно!.. он знал о том, что всё в мире и мирах бесконечно. Как же можно бесконечное сознание, которое люди называют душой, охватить лучами света любой структуры по природе своей?.. Мгновенно почувствовав сознание своей любимой, как необъятное и прозрачное всё, рассыпался в этой бесконечности искрами радости, каждая из которых в следующее мгновение принимала форму бесконечности. Этакий массаж сознания лёгкими касаниями искр огня со скоростью, превышающую в сотни тысяч раз скорость света, на грани вневременья. В следующее мгновение сеть лучей света стала увеличиваться до бесконечности, пока не исчезла совсем, теряясь в градациях бесконечности, где правят уже совсем другие законы.

Нине было приятно прикосновение радости любимого человека к её сознанию, будто дрожь почти неощутимыми микровзрывами во всём организме создавала настроение... нет, не блаженства, а некой неосознанной радости, наполняющей волнами высокой частоты всё существо.

- Ах!.. вдруг она воскликнула, вставая.
 
В глазах Виктора появился лёгкий испуг, но и искорки недоверия и даже блуда. Нет, не блуда желания получить, а искрами желания... просто желания ответной реакции на его радость от проникновения и обретения желаемого.

- Что?

- Разве ты не понимаешь? - она изумлённо посмотрела в его глаза - ты только что совершил какое-то ужасное действие...

- Не-ет!.. 

- Ну ты и даёшь!.. ведь кто-то попал вне того, что может понять, и потому это пугающая и даже страшная пустота-а... 

- Так вот и пусть наполняют собой, своими мыслями и чувствами.

- А если они не знает об этом?

- Значит, будут наполнять своим одиночеством и пустотой незнания. Никто не мешает понять, тем более, у них в запасе теперь много времени, целая вечность.

- Какой же ты жестокий...

- Чё это, жестокий?.. - начал злиться Виктор, - человек для них, как микроб, и они считают, что всё дозволено, не учитывают не особенностей, не чувств, не мыслей, а только эффективность и полезность стада человеческого.

- Но ведь они призывают к любви?.. Разве это плохо?
Виктора даже передёрнуло, в глазах загорелись искры неприятия и даже ярости

- Чтобы призывать, надо прежде знать и пережить самому и не один раз в тысячу лет. Да и любовь ли им нужна?.. скорее покорность и послушание. 

- Но разве вера, надежда, любовь могут повредить человеку, в какой бы форме они не проявлялись?.. - не унималась Нина, хоть и понимала, что это раздражает её любимого.

- Нет!.. не могут, но увлекают человека в структуры личности и эгоизма, пусть благого, но только эгоизма, который в жизни приводит к неприятию и вражде с инакомыслящими. Более того, полностью гасится желание знать, и полномочия жизни передаются неизвестно кому, не всегда чистоплотному, по сути своей.
 
Оба замолчали, задумавшись. Нина углубилась в себя, пытаясь примирить непримиримость Виктора, а он, в свою очередь, становился ещё непримиримее, как ежик, у которого поднимаются иголки от ощущения опасности. В такой момент его, конечно, лучше не трогать, да она и сама во многом была согласна с ним. Он всегда мог так доходчиво всё объяснить и понимать на каком-то внутреннем, глубинном плане существования и жизни. Надо было перевести разговор на какую-нибудь другую тему, но Виктор заговорил сам.

- Могут ли они, кто бы они не были, объяснить, для чего нужна их тупая любовь и безмыслие?.. 
 
Нина помнила, как она стремилась на планету когда-то давно-давно в виде волны, наполненной образами жизни и ощущением себя частью бесконечности, равной этой бесконечности. Зачем она так стремилась на планету?.. даже прекрасно понимая, что неизбежно потеряет ощущение себя. Она и сейчас ещё не полностью себя осознала, хоть Виктор своим присутствием постоянно напоминал ей об этом. Он ей открывал страницу за страницей, её саму, будто читал вечную книгу единства в режиме вечного единения игры двух начал. И она уже не представляла другой жизни, в которой впереди всегда пустота бесконечности, не пугающая, а как пространство для наполнения лучшими накоплениями своей жизни и жизней, как и наполнением всем, что усматривалось в жизни хоть чуть-чуть значимое.

- Нет!.. - они не могут... не захотят... Созданные человеком и из человека, выросшие из его мыслей, его чувств, как вампиры присосались к соскам, выкачивая всё, что питает и даёт силу и существование.

Виктор развеселился, его подруга его поддержала, хотя!.. иначе и быть не могло, ведь они одно целое, хоть и разные. Он знал, что именно её он искал все эти тысячи жизней в глубинах времени. Именно для себя они создавали эту изумительной красоты планету, но утеряли друг друга в своём же творении, рассыпавшись на миллионы жизней, или им кто-то помог в этом. И вот сейчас они нашли друг друга и увидели столько мерзости в их же творении, что сердце замерло от боли. Тогда они вместе решили, что пора очистить творение от всякой мерзости и активно начали этим заниматься. И в сознание мгновенно промелькнули образы... образы, охватывающие всю бесконечность, и эти образы были безупречны… всё остальное исчезало бесследно.
----------------
 
Только одна мысль продолжала поддерживать ощущение жизни, одна мысль, которая не позволяла умереть, раствориться в бесконечности несуществования… «Вероятно это и есть состояние Бога, который есть Всё, но почему аборигены так свободно превосходят это состояние, не теряя при этом ничего, но приобретая многократно»? Но и эта последняя мысль таяла в бесконечности, как сахар в воде. Командор ещё пытался ухватиться за эту мысль, чтобы понять, как утопающий за соломинку, взывая к Небесам, к городам Кольца Света, понимая, что и городов уже нет… нет ничего, что было так дорого и незыблемо. 

От напряжения и последнего усилия воли, которая так же таяла в бесконечных просторах Небытия или… Абсолютного Бытия, как искра, вспыхнула в затухающем сознании мысль прозрения… «Их двое!.. в бесконечности они становятся Вечностью, а в вечности Бесконечностью, а вместе – это и есть то, что для жителей городов Света является недостижимым Всё и Ничто!..»

На просторах бесконечности всплывала, будто из глубин Небытия, дивная Жемчужина невероятной красоты, заполняя всё пространство, всю бесконечность прекрасными видами природы всех эпох её существования от начала Начал.
 
Просыпались от забвения все виды живых существ, существовавших когда-то и существующих на этой изумительной планете. Они ещё не были чётко проявлены, но они уже жили, существовали, любили и радовались, потому что всего два человека – мужчина и женщина, любили друг друга так, что их любовь многократно превзошла любовь Бога, которого никто и никогда не видел, собрали свою любовь в одно мгновение Вечности и взорвали тысячами, может миллионами прекрасных творений, форм и проявлений. Бесконечность наполнялась новым образом Жизни, доселе неведомыми, но Командор этого уже не осознавал, как и все его соратники сфер «Света» и уровней «Тьмы».
 
08:21
53
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!