Рубрикатор

Танец жизни - это волшебное чувство любви

Танец жизни - это волшебное чувство любви

Вступление

 

Решил третью, заключительную книгу о себе, о нас, о нашей жизни начать немного необычно. Показать в первой главе решил, откуда глубина берётся жизни. Скажут: ну и фантазёр!.. Нет, не фантазёр, никто человеку не мешает вспомнить, любую роль сыграть в театре жизни. Для этого немного надо – стать творцом, не тварью.

Что ищет человек по жизни, к чему стремится? Стремится много денег заработать. Зачем? Кто мне ответит? Обычно, люди, когда узнают, что я пишу, задают всего один вопрос: «За сколько продаёшь»? «Просто публикуюсь в Интернете». «Ну и дурак!.. тогда зачем писать, если от этого нет никакого толка? А в чём толк?..

Это принцип рынка – всё покупать и продавать и делать только то, что продаётся. Не понимают люди, что первой на прилавке не товар… душа, закованная в клетке. Клетки разные, есть и золотые, у человека они цену имеют, но не человеческие души. В последнее время души продаются не только в розницу, но и оптом и страшно то, что то, что цены не имеет, в цинизме рынка просто топчется грязными ногами.
Так фантазия ли то, что есть душа?

В первой главе я чуть-чуть к ней прикоснулся, только чуть-чуть к той необъятности, что в жизни выражается чувствами, творчеством, талантами, желанием полёта. Она не требует, а просит, но поёт только на свободе. И когда душа поёт, всё вокруг благоухает, радуется, любит. Не обкрадывайте себя люди.

 

В клетках дьявольского рынка не поёт певунья, молча умирает и только от нас зависит, где ей быть – в грязи человеческого рынка или в небесах сияния любви и не церковной или даже божественной, а человеческой любви!

Так есть ли толк в том, что я позволяю душе своей летать и сам летаю вместе с ней? Не фантазия, а знание жизни, не той, которой живут люди, а в принципе, она для всех открыта, стоит только открыть клетку, пусть и золотую. Поэтому, прежде как начать читать первую главу, откройте клетку и выпустите душу на свободу, иначе закон запутанностей квантовых реальностей покажет только хаос мыслей, а не объёмную, многоуровневую картину жизни человека.

Уже писал, что мой роман – не просто роман, а попытка исследования своей жизни. Ясно стало одно, что жизнь не строится последовательностью течения событий, происходящих в мире, как и в жизни человека, как утверждают многие псевдо учёные. Жизнь строится на моментах или импульсах жизни, звучащих в сознании, и эти импульсы определяют мировоззрение, влечения, желания и действия, как в жизни человека, так и в жизни человечества.

Маленький пример для понимания – мировоззрение людей нашей Родины строилось на таких событиях, как подвиги героев прошлого, величие страны, тех моментах жизни, где победителями были, и мы патриотичны были, великодушны и просты, не признавали рынок. Условия сменились, и всё в настоящем стало строиться на тех моментах жизни, которые порочат Родину. Итог известен. Теорию причин и следствий создали только для того, чтобы управлять и властвовать. Душа времени не знает.

  

Танец жизни

Волшебное чувство любви

Судьба

 


Танец жизни

preview.jpg

 

- Василиса!.. танцевать пойдём, сегодня праздник наш!

«Счастливый день! Его я отмечаю
В семье обыкновенных дней;
С него я жизнь свою считаю
И праздную его в душе своей».

Нина наклонила голову чуть-чуть, улыбнулась мило, руку протянула:

- Почему же Василиса?.. кто это? Но всё равно, отвечу:

Что видишь ты снаружи у меня?..
Совсем не то, что на душе творится,
Есть пламя нежности, любви и красоты
С которым я согласна поделиться.

Виктор улыбнулся:

- Разве ты не знаешь?.. это возлюбленная Елисея.

- А кто Елисей?

- Не спрашивай, а принимай таким, какой я есть.

- Я принимаю, Елисей, только условие одно.

- Какое?

- Покажи мир Елисея.

- Покажу, но понять прежде надо, что образ это, олицетворяющий, а не реальный.

- Я понимаю.

Виктор взял за руку любимую свою, другой за талию:

- Ты ведёшь, я буду рассказывать тебе – и закружились Виктор с Ниной в вальсе.
Комната, где танцевали, была маленькая очень, но это не мешало танцевать, на пятачке кружиться, ведь они любили, и этот танец свадебный всегда, тот, что открывает небеса.

Они любили танцевать, легче в вальсе друг в друге раствориться, они танцуют!.. танцуют!.. и танцуют!.. Что-то изменилось, комната исчезла, они в прекрасном бальном зале во дворце уже танцуют.

- Это мир Елисея? – тихо спросила Нина.

- Тише, слова только мешают, здесь Николай я, так меня зовут.

- Ну конечно, Коля, я помню!.. Скажи, что любишь!.. ведь любишь?

- Люблю, Авдотьюшка, люблю! Ты самая прекрасная, неотразимая, родная.

***- Что это, Витя?

- Что?

- Будто мы в детство провалились.

- Нет, не детство, это наша юность, век девятнадцатый, здесь Николай я, ты Авдотья. Помнишь свою юность?

- Я вспоминаю, но не юность, нашу встречу, как познакомились с тобою, как ты ухаживал и добивался. Ох и наглец!..

- А не ошиблась ты?

- Ошиблась, если ошибся ты, ведь ты обещал меня найти.

- А ты ждала меня?

- Ждала. Следила за творчеством твоим, и даже сплетни собирала.

Улыбнулся Николай:

- В юности я был угодник, победителем к тебе пришёл.

- Угодник?.. – засмеялась весело Авдотья.

В зале бальном от радости её светлее стало.

- Угодник творчеству, культуре, красоте…

- И женщинам всем без исключения?..

- Не женщинам, Авдотья, а красоте и привлекательности женской.

- И что же это для тебя?.. что, например, во мне притягивает Николая?.. – видно было, что знает Авдотья себе цену, знает о красоте своей, своей осиной талии, пышных грудях…

- Всё, Авдотьюшка, груди пышные твои, блеск глаз, твоя неотразимость, как ты движешься, как говоришь, как спишь…

Авдотья перебила Николая:

- А ты наглец, любезный сударь, как знать тебе, как сплю…

- Узнаю – улыбнулся Коля, - я всё в тебе узнаю, все родинки на теле посчитаю.

Опять Авдотья засмеялась, будто ручеёк проворный журчанием наполнил бальный зал.
Все на них смотрели.

Наклонился Николай:

- Сколько будет разговоров, сплетен, Авдотьюшка, ты не боишься?

- Боюсь ужасно. И что же делать?..

- Прогнать меня, закончить танец.

- И ты простишь такое унижение?

- Нет, не прощу, пойму, быть может.

Вдруг Авдотья изменилась, грустной стала, музыка закончилась и наступила тишина.
Нина стояла в объятиях у Вити и смотрела вдаль куда-то:

- Это же ты её очаровал.

- Кого? – будто не понял Виктор.

- Авдотью.

- Это ты меня очаровала, ещё тогда, а может раньше.

- Когда же раньше?.. покажи.

 

Волшебное чувство любви
 

images.jpg

 

Вдруг поднялся ветер сильный, но ветер где-то там за окнами вьюгой завывал, а здесь Авдотья сидела за столом и писала что-то. Тихо Николай к ней подошёл, обнял, поцеловал в ланиту.

- Сударь, вы не обнаглели?

- Нет, не обнаглел, ведь я люблю.

- Разве этого достаточно, чтоб обнимать, не говоря о поцелуе?

- Что ещё?.. – не понял Николай.

- Моя любовь!..

- Улыбнулся Николай:

- Неважно это, важно то, что я люблю, ведь я тебя целую, а не ты меня.

- А вы, сударь, наглец.

- Ты муза для меня, Авдотья, потому неважно, любишь ли меня… пока неважно. Мне важно знать, что ты есть, видеть тебя, в присутствии твоём купаться, в твоём сиянии, в твоей душе.

- Но чтобы проникнуть в душу, разве не нужна моя любовь?.. Или ты решил, что она для всех открыта.

- Я попробую открыть, Авдотья. – Глаза горели Николая, душа его пылала.

Авдотья стала подниматься, чтобы одёрнуть пыл ухажёра, но не успела, оказалась в его объятьях пылких. Попробовала сопротивляться, поставить наглеца на место.

- На какое место, Авдотьюшка, - будто мысли прочитал, - разве есть место у любви?

- Любовь взаимной быть должна, - всё ещё, пыталась Авдотья остановить пыл Николая.

- А что мешает сударыне любить?

- Я замужем и ты об этом знаешь, - в глазах тень появилась.

- Я знаю, но любовь в душе.

- И что?.. – она ему в глаза смотрела и видела, они желанием горят, - разве любовь – это желание?

- Желание, в том числе, ведь ты женщина, а я мужчина.

Видела Авдотья, как пылает сердце Николая, он стоит пред нею… нет, не стоит, а раздевает взглядом. Чувствует она, что голая стоит пред ним и сделать ничего не может.

- И что же сделать мне, чтоб пыл твой погасить?

- То, что и должна – раздеться и предстать перед любимым в первозданной красоте.

- Так то перед любимым!

Видел Николай, что Авдотья вот-вот сдастся и раскроется пред ним во всей красе своей души и тела.

- Так отпусти. Как я могу раздеться, будучи в твоих объятьях, сударь?.. – где-то червячок в душе шептал ей, что, как только он отпустит, она выпорхнет и убежит смеясь. Даже злорадно усмехнулась, представляя, как он оскорбится, сам виноват… Но Николай, какой хитрец, не отпускал. Более того, вдруг заявил:

- Я пошутил, Авдотья, ты можешь выпорхнуть и убежать, я удерживать не стану, только прежде позволь, сударыня, поцеловать тебя, - поцеловал, не дожидаясь, отпустил, сел в кресло.

***Виктор почувствовал, что кто-то крепко держит за руку его.

- Зато я не шучу, мой милый.

Видит Виктор, Нина сидит рядом и улыбается ехидно, но и он не растерялся:

- Тогда раздевайся, будем считать, что Авдотья не воспользовалась шансом ускользнуть. Второго шанса не даётся, - наклонился Виктор, поцеловал любимую свою и в спальную увлёк.

Нина покорно шла за ним:

- Кто я сегодня?

- Какая разница?.. главное, что женщина любимая моя, муза сердца и моя душа.

- Значит Василиса!.. – Нина подвела итог.

- Нет, пусть Авдотья будет, молодая, пылкая, сильная и волевая.
«Прости! Не помни дней паденья,
Тоски унынья, озлобленья,
Не помни бурь, не помни слёз,
Не помни ревности угроз!
Но дни, когда любви светило
Над нами ласково всходило
И бодро мы свершали путь,
Благослови и не забудь»!

- Да, но!.. «с тобой настоящее горе
Я разумно и кротко сношу,
И вперёд – в это тёмное море
Без обычного страха гляжу».

- Это потом, Авдотья, сейчас встреча и откровенья день!

- Встреча чего или кого?

- Встреча первой половины жизни со второй.

- И что же делать мне сейчас? Она не понимала, как с Николаем в спальной оказались, в его спальной почему-то.

- Раздеваться, что же ещё. И заметь, это не я решил, я только подчиняюсь твоей воле.

Весело смеялся Николай. Авдотья раздевалась, всё ещё не понимая, как же она сдалась так быстро, даже чуть не плакала с досады. Кипели чувства, и стыд, и желание, и бессилие пред ним. Почему? А ведь она хотела над ним поиздеваться…

- Я помогу тебе?

- Нет, я сама. Ты же хочешь насладиться страстью, а не мною.

- Хочу!.. хочу всегда, и страстью, в том числе, но у страсти есть источник и этим источником желаю видеть тебя, сударыня.

Авдотья раздевалась медленно, расслабила затяжки на талии своей, теперь надо было платье снять, но почему-то стыдно стало.

- Отвернись.

- Нет, не отвернусь.

- Тогда не буду раздеваться.

Он просто подошёл, взял платье за подол, снял через голову его.

- И что теперь?

Чуть наклонился, взял на руки цветок прекрасный и понёс на ложе, приговаривая с нетерпеньем:

- Как ты прекрасна!.. какая талия, какие груди, какой запах! Я без ума от красоты твоей, Авдотья!

- Только от красоты? – она уж не могла сопротивляться, поняла, как он дорог ей, как любит, ведь это первая любовь её, хоть и замужем уже была. Она прижалась крепко и поцеловала Николая.

-«Ты всегда хороша несравненно»!.. – улыбнулся Николай.

- Это ни о чём не говорит, мне мало…
Я жду, когда свершится чудо,
Ты на меня свой бросишь взгляд.
И тихо скажешь мне душою,
"Я этой встрече очень рад» – засмеялась радостно Авдотья, утопая в желанье Николая.

* - «Ты хохочешь так бойко и мило,
Ты врагов моих бойко бранишь,
Ты, понурив головку уныло,
Так лукаво меня ты смешишь.
Так добра ты, скупая на ласки,
Поцелуй твой так полон огня,
И твои ненаглядные глазки
Так голубят и гладят меня».
- ------------------------

Нина лежала тихо-тихо, разбудить боялась Витю. Сегодня он был неотразим, прекрасен, удивительный любовник, муж, самый любимый человек. Скоро утро, закончилась идиллия прекрасной ночи. Это была не просто ночь, это было единение с собой, с детством, юностью и с ним, прекрасным, любвеобильным и большим. Это был он и это был не он, даже он сам не знает, может быть.

- Знаю, Нина!

Вздрогнула она от неожиданности и засмеялась звонко над собою.

- Как хочу я ночного покоя,
Нежных и ласковых слов.
Прижаться к тебе щекою,
Увидеть радугу снов.
------
А утром проснуться в неге,
От нежных объятий рук,
И чувствовать радость жизни,
И вкус твоих сладких губ.
-------
А день, наступивший, не может,
Разрушить идиллию сна.
Пока к нам в окно не ворвутся,
Природы живой голоса.

И взорвалась природа тысячами голосов, где-то соловей подал свой дивных голос трелью, ему откликнулись десятки голосов, вставляя свою ноту в общую симфонию природы, её звуков, света, жизни в радости начала дня, пусть тяжкого, но наполненного до предела.

- Звуки жизни врываются хором,
Всё, что есть - лишь единственный миг,
Миг, что Вечность нам всем открывает,
Бесконечности радостный лик!

- Ты обманул меня, силой затащил в кровать!..

Авдотья удивлялась слабости своей, она не понимала, что происходит, что происходило с ней. Ночь бурная была, прекрасная, наполненная нежностью и ласками друг к другу. Она села, оголились груди, но не прикрылась, а на Николая посмотрела, который будто спал, но чувствовала, что не спит он, а в душе смеётся.

- Я не смеюсь, Авдотья, я наслаждаюсь.

- Чем?

- Тобой, твоей податливостью, ласками и поцелуями… наготой твоей!..

Заметила Авдотья обнажённость и прикрыла покрывалом груди, но продолжала смотреть на Николая. В его чертах лица было всё родное, милое, любимое, ругаться не хотелось, и думать не о чём, но надо для приличия, решила так и улыбнулась. Не успела рот открыть, как он привлёк её к себе, поцеловал и уронил обратно на кровать.

- Ты не правильно проснулась, первым должен был проснуться я:
Ну а утром проснусь, как вслепую,
Первый я и увижу нагую – он отбросил покрывало, обнажая полностью её -Твою красоту простую,
Бесконечно мою!.. дорогую!

- Я не спала совсем – призналась Авдотья Николаю.

- Как я тебя люблю, Авдотьюшка моя!.. Люблю!.. Люблю! А ты молчи, просто лежи и не мешай звучать прекрасной песне…

- И эта песня не моя или твоя, это просто наша песня!.. песня нашей встречи!
Прекрасным может быть любой.
С открытым сердцем и душой.
В жизнь претворяя красоту,
Растить лелеять ту мечту...
Что с детства нас не покидала,
Духовной силой наполняла,
Для воплощенья на Земле,
Шедевров истинных во тьме.

***- Мы будто чью-то проживаем жизнь, не нашу. Она, как повторение урока, который опытом в сознании сияет и наполняет, наполняет, наполняет.

- Чем?.. – улыбнулся Виктор.

Нина посмотрела на него лукаво.

- Как чем?.. умением, сноровкой, талантами и знанием, конечно.

- Знанием чего?.. хотя-а!.. я понял.

- Что понял?.. – насторожилась Нина.

- Вот танец, например. С тобой, как будто танцевал всегда, так просто, легко, непринуждённо.

- Только танец?

- Не только, - с укором посмотрел на Нину Виктор, - когда бываешь неприступна или скрываешь чувства…

- Я не скрываю чувства, но ты такой ревнивый, Коля. - Авдотья отстранилась, на Николая посмотрела, нет, не просмотрела, а уколола взглядом.

- Вот, опять!.. выходит, моя ревность не обоснована ничем?

- А чем можно ревность обосновать? Тем, что я работаю и тем, что меня любят?.. и я люблю?.. но это отношения дружбы, взаимодействия по интересам, которое всех вдохновляет, в том числе, тебя.

- Отношение между мужчиной и женщиной тоже по интересам. Каждая женщина хочет быть любимой и любить желает, но думал я, что должен быть один, единственный который.

Авдотья вдруг улыбкой наградила Николая и заявила твёрдо:

- Ты любишь, сударь, только потому, что я люблю.

Понял Николай, Авдотья любит, но у неё особая любовь, она, как светоч освещает путь, как солнышко, горящее в ночи, поэтому на этот свет стремятся отовсюду.

- Понимаю, но не принимаю, сердцу больно.

- Бывает, задают вопрос:
Скажи!.. что цените вы в людях?
А я в ответ: ценю Любовь!
Пока душа полна Любви,
Она не может быть жестока,
Ведь жизнь рождается в любви,
Любовь даётся нам от бога.

 


Судьба

 

eakj.jpg

 

 

 

Как интересно… Виктор понимал, что после знакомства с Ниной, он не продолжил жизнь, которой жил, а будто эта жизнь с сего момента стала продолжением какой-то другой жизни, очень далёкой и безмерно близкой. И в той жизни он что-то не закончил, может сознательно, а может, нет. Понимал и то, что всё, что касается его, ему уже неважно, дальше предстоит им вместе завершить тот путь, который оборвали в прошлом. Он вспомнил, как Авдотья жаждала иметь детей, но обстоятельства всегда мешали…

Глядя на Нину, Виктор понимал, как он любит… чтобы понять, по-видимому, и пришлось расстаться в том далёком прошлом. Нет, нет!.. это не причина, он вспомнил, как он любил, как ждал её, стремился к ней, не успев расстаться хоть и всего на одну недельку. Помнит, как злился, встретив неприступность взгляда, она была игривой, даже вульгарной иногда, порою неприступна, как княгиня, но всегда желанна и любима, до безумия, до безрассудства.

Это была не жизнь, а танец жизни. Он был многообразен, наполнен, но непредсказуем… это музыка движенья жизни, в которой в одно мгновение звучали тысячи аккордов, состояний, чувств в различных сочетаниях. В них можно было провалиться в бесконечность или в глубины памяти, которые звучали не словами, и только иногда картинки на поверхность жизни выходили в виде стихов, рассказов или образов искусства, так же знаний…

И!.. Ах, какая женщина, какая!..
Как пава величава и стройна,
Ласкает меня словно куртизанка,
Или бывает неприступна, как княжна!

Николай любил, любил безумно, любила и Авдотья, но их любовь быть не могла счастливой, она мир окружающий рвала на части, сжигала, как огонь бумагу. Разумеется, мир таких уничтожает или пытается, и если что-нибудь не предпринять, если не стать сильнее всего мира… Но, чтобы сильным быть в этой неравной битве, нужна мудрость, опыт, интеллект и творческий потенциал. В молодые годы, когда любовь пылает, как стихия, обычно не хватает опыта и мудрости старца, потому проигрывают молодые люди, ведь это, как с дубинкой биться с самолётом…

И поняла Авдотья, понял и Николай!.. они решили обмануть судьбу… и вот сейчас, в зрелом возрасте уже бросали вызов жизни, ведь у них есть всё – опыт, знания, желание любить и быть любимым или любимой. Говорят, за всё надо платить, но не сказано, кому платить, и почему судьба коварна к человеку. Говорят, что платить надо другому человеку, кто предъявляет счёт, и кто не предъявляет. Разумеется, в обществе люди живут, с ним связаны нитями отношений, морали, связей, традиций, обязательств, долга.

Думал Виктор много, понять пытаясь, почему?.. Тогда решил он обмануть судьбу, решили вместе с Ниной. Он Елисеем стал, а Нина Василисой. Опыт!.. как много опыт значит. Пусть теперь найдёт судьба сначала, понял – они игру начали, в которой надо научиться самим жизнь определять.

У Виктора в жизни было много раз, он любил играться с жизнью или судьбой, которая, конечно же, переигрывала в перспективе. Возможно ли судьбу переиграть?.. есть ли метод?.. Иногда он чувствовал себя всесильным, шёл напролом, ломая всё, что под руку попадалось, или создавал шедевры, в том числе шедевры отношений и победителем чувствовал себя, но оборачивалось всё обычно так, он представал пред жизнью маленьким ребёнком, которого наказывают – в угол ставят или гладят по головке.

Неприятно было понимать, что жизнь всё видит, каждый шаг, даже мысль известна… Кому?.. в церкви говорят, что богу, во всех учениях о жизни, говорят, что высшим учителям, или иерархам. Только вот где это и как это, знать человеку не дано.
Заметил Елисей, что это он определяет то, что в жизни происходит и что иначе быть не может. Он будто по реке плывёт и всё заранее известно. Берега не меняются почти, один и тот же ландшафт. Всё определяет отношение человека, реакция на внешний раздражитель.

Решил понаблюдать и дать определение всему, что растёт на бреге речки, что называют жизнь. Впереди увидел древо скорби, стало грустно, испортилась погода, далее песок забвенья, жажда появилась, а вот!.. цветущая поляна, и сердце устремилось, радостью пылая навстречу Василисе, которая купается в сиянье солнечных лучей, в благоухании природы.

Но накатили тучи грозовые и Василиса в своей мечте укрылась. Надо торопиться, скорее к ней в мечту, чтобы в мечте быть вместе, как в детстве. Но течение жизни не знает остановки, челнок Елисея вот-вот скроется за поворотом. Челнок Елисея, но не Виктора, не Николая, и Виктор к Нине бросился, чтоб заключить её в свои объятия, видит только, как жизнь или судьба, а может рок где-то там, за поворотом тычется в пустой челнок слепым котёнком или рогатым мужиком.

Вот тут-то судьба поиск начинает, равновесие нарушено, а время течёт неумолимо. Но пока свободен Елисей, всё обнажается, становится понятным и тучи прячутся за горизонтом. Это уже не просто жизнь, а танец жизни двух любящих сердец, возле которых кружатся их маленькие дети, и сколько бы их не было и возрастом каким, они для них всегда остаются только детьми, маленькими или большими крошками.

Так размышляя, Елисей уснул, во сне увидел Люсю. Видит, как он лежит и смотрит в безоблачное небо и думает, что может быть такое или нет?.. почувствовал, что где-то на периферии зрения кто-то появился. Он сел, что-то вспоминая. Это ж Василиса!

- Забыл?.. – спросила грустно Люся.

- Нет, не забыл, - ответил Елисей, - но ты исчезла, образ свой оставила мене, он у Василисы ожил.

- Я так и знала, что не я тебе нужна была, а только образ.

- Прекрасный образ, Люся, и за то тебе спасибо.

- Не забывай меня, любимый, я кротким взглядом, замиранием души, стыдливой скромностью и нежной лаской буду приходить к тебе всегда, ты только замечай у Василисы, ведь Василиса образ мой в себе имеет.

Поцеловала Елисея Люся, повернулась и пошла, нет, не пошла, а растворилась в жизни Василисы
Звёздочкой малой сияет душа,
Но приглядитесь, она хороша!..
Манит сиянием взоры людей,
Тех, кто душою созвучные ей.

Растворилась Люся, Татьяна появилась. Она молчала, просто смотрела, радовалась встрече, просто любила, любила и любила.

- Душа капризная особа,
Порою плачет и грустит,
А то взлетает словно птица
И с вдохновением парит. – Произнесла и так же растворилась в жизни Василисы.

Видения во сне менялись, всё шло по кругу в каком-то диком танце, в душе звучали строки забытого стихотворения:

Кто сказал, что проходит время?..
Ох, не верьте – оно впереди.
То, что было, как тяжкое бремя,
Обернётся отрадой любви»…
И он понял, понял!..

Время?.. нет его, нет ничего,
Кроме спора рассудка и сердца,
Кроме жизни мгновения,
Кроме вечного слова творца.

Что за слово?.. – рассудок взывает.
Сердце шепчет: - Любовь и любовь!..
Одно слово?.. но так не бывает…
Но приходит она вновь и вновь.

И не та, что была когда-то,
Потому что времени нет,
Пока рассудок взывает куда-то,
Сердце пламенный шлёт привет.

Шлёт привет из прекрасного детства,
Льётся песней грядущих времён,
И рассудок уже не спорит,
Сердцем слушает вечности звон.

Елисей проснулся от прикосновения кого-то, открыл глаза, увидел Василису.

- Ты уснул, будить не стала.

- Почему не стала?

- Я тоже спала и…
Тебя я видела во сне,
Ко мне явился ты весной,
Я заждалась тебя, поверь,
И дверь свою тебе открыла.
Душа моя полна любви!..
Любовь водой хрустальной льётся,
И наша жизнь в иных мирах
Прекрасным эхом отзовётся.

- И я тебя видел во сне – улыбнулся Елисей, - необъятную, большую.
Василиса улыбнулась, в объятия заключила Елисея, наклонилась низко, низко, губами прошептала:

- Скажи, почему же я?.. столько препятствий, столько боли!.. почему ты не остановился? Вот Николай остановился.

- Николай ли, Василиса?.. может Авдотья так решила?..

- Может и Авдотья, но она его любить не перестала, свою любовь мене передала.

- Почему, почему, почему?..
Бога может полюбить только Богиня,
Орла Орлица, Голубя Голубка.
Для Бога лишь Богиня берегиня,
На крыше Голубь, а не уж целуется с Голубкой.

Орлица в небесах с Орлом летает,
А бог с Богинею Творенья создаёт,
Так почему же человек крыс выбирает?..
И нЕлюдям блаженство создаёт?..

Они, как саранча в обличье человечьем,
Всё пожирают паразиты на Земле,
От них не толку нет, не прока,
Всё зАлили в невежестве и зле.

Нет Бога выше Человека, что творит,
Богини выше Женщины земной,
У нЕлюдей устами бога дьявол говорит,
А у людей Любовь, что просыпается весной.

- И кто же я?.. богиня?

- Ты женщина любимая моя, богиня – муза вдохновения, голубка в царстве птиц, стыдливая берёзка и бриллиант, сияющий в ночи.

Василиса засмеялась, в радости и счастии купаясь:

- А женщина!.. что видишь у меня?

- Вижу Авдотью, Клеопатру, вижу вселенную и необъятность, вижу желание любить и быть любимой, вижу-у…

*** Что это?.. какая-то старуха появилась…

- Ты кто?.. – спросили хором.

- Ваша судьба – ответила старуха, - ваш рок, неотвратимость. Решили, что старуху обманули?.. спрятались в сиянии любви… Так сделаю – любовь в страсть превратится, страсть в блуд перерастёт…

- Не решили, знаем, что скоро ты исчезнешь, - перебил старуху Елисей. – Зря искала, мы решили извести судьбу, так что прятаться тебе придётся.

- Как это, извести?.. такого быть не может, - но сомнение у судьбы в глазах возникло.

- Может!.. говорят, что от судьбы не уйдёшь, и никто не уходил, а нас ты потеряла, значит и изжить судьбу возможно. Судьба направляет только по проторенным дорожкам, мы пойдём своей, по долам, по горам, океанам, быть может, где и сгинешь по пути. Знаем, что не любишь ты неведомыми тропами ходить, а мы только неведомые выбирать будем отныне.

Ужаснулась старая, поняв намерение Елисея, костлявая рука к ним потянулась, но они исчезли для старухи, что называется судьба.

Николай с Авдотьей по лесной идут тропинке. Они не видят никого, не слышат, будто растворились в запахах природы, вдохновением пылая. Они ещё не знают, что их судьба настигнет, но и они решили обмануть судьбу, не для того, чтоб скрыться, время не настало, а для того, чтоб навсегда покончить с роком, начать свободно жить, любить, творить и радоваться жизни!.. пусть и не в этой жизни.

 

12:18
252
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!